Книга ахмет давутоглу стратегическая глубина

У нас вы можете скачать книгу книга ахмет давутоглу стратегическая глубина в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Давутоглу, Турция изначально выступала против проведения в североафриканской стране двух операций одновременно. В тот же день турецкий парламент одобрил участие вооруженных сил Турции в военной операции в Ливии. Согласно турецкому законодательству, именно он уполномочен принимать решения по вопросу участия вооруженных сил в операциях за пределами страны. Теперь Анкара должна принять решение, в каком именно формате турецкие вооруженные силы будут принимать участие в ливийской операции. Ранее Турция заявляла, что может предоставить в распоряжение НАТО для участия в операции в Ливии эскадрилью боевых самолетов, если удастся убедить Францию в том, что управление ливийской компанией должно осуществляться Североатлантическим альянсом.

Напомним, что Турция передала под командование НАТО четыре фрегата и одну подводную лодку для патрулирования внутренних вод Ливии в Средиземном море в целях соблюдения эмбарго на поставки оружия, наложенное ООН. В ночь на 25 марта стало известно, что страны-участницы НАТО договорились о введении бесполетной зоны над Ливией. Генеральный секретарь альянса Андерс Фог Расмуссен сообщил, что решение было принято "ради безопасности ливийцев".

Военные силы НАТО могут применять силу для обеспечения собственной безопасности. Подводя итоги, следует заметить, что в отношении ливийской операции Турция ведет себя предельно осторожно.

Это связано с тем, что многие рассматривают действия международной коалиции в Ливии в качестве вмешательства Запада во внутренние дела страны и региона. Это связано также и с региональными амбициями Турции, руководство которой стремится представить свою страну в виде модели для подражания. Не следует забывать и о сравнении нынешнего военного вмешательства Запада с крестовыми походами средневековья. Прежде, чем дать свое согласие на участие в операции против сил М. Каддафи, турецкое руководство заручилось поддержкой международного сообщества в лице ООН и убедилось в том, что среди арабских стран по ливийскому вопросу достигнут "минимальный консенсус".

Особо следует отметить тот факт, что между турецкими властями и ливийской оппозицией установлен и сохраняется непрерывный контакт. Однако при этом Турция выступает за сохранение территориальной целостности Ливии, которая благодаря своему географическому месторасположению и богатым энергетическим источникам является стратегически важной страной региона.

С точки зрения понимания поведения Турции по ливийскому вопросу большой интерес представляет статья Мустафы Ашулы "Ливийская политика", опубликованная на сайте Турецкого центра стратегических исследований в Азии. В ней автор отмечает, что для определения внешнеполитического курса в отношении Ливии необходимо, прежде всего, рассчитать реальные возможности и намерения ливийской оппозиции, затем сравнить их потенциал с силами оппозиционных движений в Египте и Тунисе, и только после этого занимать определенную позицию в отношении нынешнего руководства Ливии и предпринимать конкретные шаги в составе международной коалиции или НАТО.

Турция рассматривает Резолюцию СБ ООН в качестве легитимной основы для проведения ливийской операции, но с другой стороны, Турция "не может направить оружие против своих ливийских братьев".

Остановить силы международной коалиции не представляется возможным. Единственная альтернатива — принять участие в ливийской операции в составе НАТО. С точки зрения турецко-французского соперничества это лучше, чем занимать неопределенную центральную позицию и наблюдать за развитием событий в регионе со стороны.

Наш бык Ладо болел. Мой дедушка вывел его из стойла, чтобы тот полежал на солнышке, а сам присел на камень неподалеку и закурил Россия и Турция давно ведут стратегическое партнерство с целью создания энергетического коридора. Россия планирует поставлять свой газ на европейский рынок по газопроводу "Турецкий поток" В череде событий, происходящих в различных частях Курдистана в последнее время, по-прежнему очень мало тех, которые реально бы сближали курдов, способствовали их объединению Турция многого добилась на севере Сирии, в регионе условного "Сирийского Курдистана", территориальные пределы которого под натиском Анкары продолжают сжиматься Осталось всего несколько дней до одного из важнейших событий на Ближнем Востоке — досрочных парламентских и президентских выборов в Турции Российско-израильский союз в Сирии возник после того, как Иран был убедительно повержен в ходе превентивной войны Нежные снежинки, кружась в воздухе, обнимали друг друга и плавно ложились на землю.

Их приземление было таким мягким и осторожным, словно прикосновение белоснежной ваты к открытой ране Все антикурдские силы на Ближнем Востоке продолжают спекулировать на исторически сложившейся разобщенности курдского национального движения Езиды — автохтонное население Месопотамии, один из древнейших народов мира.

История народа насчитывает более шести тысяч лет В последнее время Р. Эрдоган вновь инициировал очередной конфликт с Израилем. До этого он трижды ссорился с израильским руководством и трижды восстанавливал отношения Народы бывшего Советского Союза и мировая общественность отмечают День Победы над гитлеровским фашизмом в мае года, отдавая достойную дань памяти тем, кто ценой своей жизни отстоял свою Родину Курдская проблема, несмотря на ее очевидную важность и актуальность в региональной геополитике, долгое время оставалась как бы в тени палестинской проблемы Сирийский кризис, который с года является главной проблемой на Ближнем Востоке, вступил в новую фазу, что стало причиной очередных вызовов для Соединенных Штатов Аналитики опасаются, что между Ираном и его соперниками, Израилем и Саудовской Аравией, назревает широкая ближневосточная война, и их неспособность понять намерения друг друга грозит разорвать регион на части Две страны Восточного Средиземноморья - Сирия и Турция — на сегодняшний день представляют собой одни из самых неприятных проблем для внешней политики Соединенных Штатов Когда страны Запада размышляли о вмешательстве в гражданскую войну в Сирии после применения режимом Асада химического оружия в Гуте в августе года, Турция была одним из самых решительных сторонников свержения сирийского диктатора Иракский депутат от коалиции "Правовое государство" заявил, что американское финансирование пешмерга сеет мятеж и представляет угрозу для единства Ирака Через два месяца президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган будет внимательно и нервно следить за счетчиками голосов в прямых эфирах ТВ и трансляцией цифр напрямую из Центризбиркома В январе года госсекретарь США Рекс Тиллерсон описал американскую стратегию в Сирии как включающую в себя сохранение присутствия войск в регионе по крайней мере до Как турецко-российские отношения будут развиваться после выборов в Турции?

Проект "Сирийский Курдистан" разваливается: Курды уходят за Евфрат. Предсказуемый Эрдоган и непредсказуемая Турция. Сила курдов в единстве. Ru Все права защищены. Использование материалов, размещенных на сайте Kurdistan. Ru, допускается только с указанием обратной активной ссылки на материал. Мнение авторов может не совпадать с мнением редакции.

Новости все спорт религия политика экономика природа общество культура наука происшествия избранное Статьи все главный редактор колумнисты институты СМИ Представительство новости фотоматериалы видеоматериалы контакты Диаспора новости фотоматериалы видеоматериалы контакты Фото города диаспора лица представительство природа события история репортажи путешествия Видео Опросы Архив Книги Другие страницы Контакты Представительство Диаспора.

К вопросу о турецко-французском соперничестве в средиземноморском регионе 0 Амур Гаджиев, Институт Ближнего Востока. Вы не можете оставлять комментарии. Уникальное сочетание нашей истории и географии приносит с собой и ответственность.

Чувство долга поднимается из самых глубин истории Турции и взывает к внесению активного вклада в разрешение конфликтов, поддержания международного мира и безопасности ". Геополитические школы, как правило, обсуждают realpolitik и занимаются реалистическими, основанными на ясных интересах подсчетами. Давутоглу, напротив отрицает, что Турции присуща роль "моста" между исламским миром и Западом.

По контрасту, Stratejik Derinlik включает свое собственное геополитическое и геостратегическое видение мирового процесса — и в это видение входят нормативный идеализм и дебаты об идентичности.

Давутглу резко критикует прежние турецкие геополитические школы, рассматривавшие геополитику лишь в качестве инструмента сохранения статус-кво, вместо того, чтобы занять подобающее государству место в мире. Давутоглу утверждает, что раньше Анкара "практически бездействовала" на международной арене, и настало время "динамической интерпретации" внешней политики, результатом которого станет резкое усиление глобального влияния Турции.

С точки зрения Давутоглу, Турция — ближневосточная, балканская, кавказская, среднеазиатская, каспийская, средиземноморская и черноморская держава, которая в состоянии играть стратегическую роль во всех перечисленных регионах одновременно, и, таким образом, претендовать на глобальную роль. В принципе, опасный термин "динамической интерпретации географии" предлагает новое чтение политических карт, основанное на "геокультурной общности".

Теоретически, это должно было символизировать отказ от традиционной турецкой военизированной внешней политики в пользу большего внимания к исторической и культурной общности. Центром этой парадигмы была знаменитая политика "нулевых проблем с соседями".

Stratejik Derinlik, через улучшение торговли и взаимоотношений с соседними государствами, фокусирует внимание на историко-культурных связях ближневосточных обществ и идеализирует "пост-национальное государство" на территории прежней оттоманской империи. Давутоглу утверждает, что турецкая нация оказалась оторванной, отчужденной от своего исторического "я", и более того, идентифицирует себя с фальшивой, чуждой ей сущностью.

Вытолкнутая Эрдоганом и Давутоглу из эры внешнеполитической инерции, Турция начала очерчивать сферу своих глобальных интересов. К ней относятся, прежде всего, Африка и Латинская Америка.

Турки организовали серию саммитов с участием африканских лидеров. За год было открыто 7 новых турецких посольств в Африке и Латинской Америке, и в последующие годы — еще Давутоглу по этому поводу заявил: Сфокусированная на национальной идентичности, романтическая геополитика привел к двум главным результатам.

Во-первых, внешняя политика Турции стала напористой и агрессивной, и она начала активно распространять свое влияние на исламский мир и бывшие оттоманские территории. Лидер партии Реджеп Эрдоган занял пост премьер-министра Турции, а его ближайший соратник Абдулла Гюль стал министром иностранных дел, а в г. В своем исследовании Давутоглу писал: В годы холодной войны вопрос культурной идентичности носил формальный характер.

Однако геополитические изменения, вызванные окончанием холодной 70 войны, поставили этот вопрос на повестку дня. Территориальные споры последних десятилетий на Балканах, Кавказе и Турции в основном носят следы исторического наследия. Таким образом, османское наследие Турции накладывает на нее груз геокультурной и геополитической ответственности и требует от нее повторного формирования идентичности турецкого стратегического мышления.

Эрдоган также считал, что модернизация не исключает возвращения Турции к своим исламским корням и не требует от неё отказа от своей судьбы как ближневосточной державы, даже если это означает пренебрежение возглавляемой США политикой в данном регионе 3. Концепция Давутоглу произвела сильное впечатление на руководство партии Справедливости и Развития. Автор стал советником Эрдогана по внешнеполитическим вопросам, потом послом, которому поручались самые деликатные миссии и, наконец, в году министром иностранных дел.

С этой точки зрения Турция практически уникальна благодаря местоположению на стыке сразу нескольких важнейших регионов и традиции, унаследованной от Османской империи. По мнению Давутоглу, вопрос стоит не в достижении стратегической глубины, а в использовании ее для регионального и глобального мира.

Это требует от Турции заниматься со странами, с которыми у нее общее прошлое и география таким образом, чтобы способствовать продвижению общих интересов и созданию взаимовыгодных основ для сотрудничества и диалога. Сегодня Турция с ее сильной демократией, динамично развивающейся экономикой и активной внешней политикой имеет больше возможностей извлечь выгоду из своей стратегической глубины 5.

Главным тезисом автора было утверждение, что внешняя политика Турции несбалансированна. Она имеет сильный крен в сторону отношений с Западной Европой и США и при этом не уделяет внимания интересам Турции в других частях света, особенно на Ближнем Востоке.

Начиная с года Турция уделяла минимум внимания странам, бывшим некогда провинциями Османской империи. Давутоглу писал, что пришло Научный отдел. Концепция внешней политики Турции Ахмета Давутоглу время, когда Турция должна играть в регионе принципиально иную роль 6. С точки зрения Давутоглу, Турция центральная страна, расположенная в сердце Евразии и имеющая множественную идентичность. Этот факт диктует ей многовекторную внешнюю политику, не предусматривающую привилегированных отношений с кем-либо.

Таким образом, Турция должна обеспечивать безопасность и стабильность не только себе, но и соседним регионам. Гарантией ее собственной безопасности должна быть более активная, конструктивная роль в обеспечении порядка, стабильности и безопасности на окружающем пространстве. Итак, цель стратегической доктрины Давутоглу состоит в превращении Турции в одного из важных субъектов международной дипломатии. По мере того как ориентация на Запад теряет первостепенное значение в системе отношений Турции с другими странами, снижается и необходимость соотносить ее внешнеполитические решения с западными приоритетами.

Таким образом, Анкара все больше рассматривает сотрудничество с Соединенными Штатами и Евросоюзом через призму собственных целей в регионе 7. Давутоглу оставил в стороне прежние стереотипы и представления, будто соседние Турции страны являются источником вражды и конфликта. По его словам, Турция стремится создать вокруг своих границ обстановку, которая препятствовала бы возникновению новых очагов напряженности.

На самом деле это не вполне реалистично, что все проблемы, которые имеют глубокие корни, могут быть решены в течение короткого периода времени. Тем не менее, тот факт, что некоторые проблемы не могут быть решены быстро независимо от того, какими сложными Всеобщая история и международные отношения и глубокими они бы не являлись не умаляет необходимости принятия конструктивных шагов для того, чтобы приложить активные усилия в этом направлении. Даже если проблемы не разрешатся немедленно, могут быть созданы благоприятные условия для их возможного решения в будущем.

Исходя из этого понимания, Турция отвергает концепцию замораживания проблем с ее соседями. Напротив, Турция поддерживает цель оказания активных усилий для решения проблем в соответствии с беспроигрышным подходом мирными средствами. Турция хочет свести до нуля проблемы в отношениях с соседними государствами, разрешить свои внутренние проблемы и дальше развивать свою экономику.

Если это будет сделано, то тогда эта страна в силу своего особого геополитического положения и своих характеристик как демократия западного типа с преимущественно мусульманским населением, как кандидат для вступления в ЕС и как член НАТО будет играть важную роль в Европе, на Кавказе, в Центральной Азии и на Ближнем Востоке.

Тогда уже ничего в этой части земного шара нельзя будет сделать без участия Турции Заняв пост министра иностранных дел, Давутоглу начал преобразовывать внешнюю политику страны на основе сформулированных им самим 3-х методологических принципов и 5-ти принципов действия. Первый методологический принцип заключался в идеалистическом подходе к проблемам вместо кризисно-ориентированного отношения, которое доминировало во внешней политике Турции весь период холодной войны. Например, у Турции есть собственное видение Ближнего Востока.

Это видение включает в себя весь регион. Оно не может быть сведено только к борьбе против радикальной курдской сепаратистской группировки, десятилетиями проводящей террористические кампании против Турции, или к попыткам служить противовесом отдельным государствам. Турция может использовать свое уникальное понимание Ближнего Востока и свой дипломатический опыт, чтобы эффективно действовать в этом регионе. Турецкая политика в отношении Ливана, ее попытки быть посредником между Сирией и Израилем и достигнуть разрешения палестинского вопроса, ее конструктивное вовлечение в иранскую ядерную проблему это все неотъемлемые части турецкого внешнеполитического видения Ближнего Востока.

Второй методологический принцип предполагает проведение последовательной и систе- Оставаясь сильной, могущественной в военном отношении страной, Турция никому не создает угрозы. Приоритетом турецкой политики является социальноэкономическое сотрудничество.

Исходя из этих трех методологических подходов, ориентирами процесса принятия внешнеполитических решений являются 5 принципов действия. Первый принцип это баланс между свободой и безопасностью. Легитимность любого политического режима исходит из его способности обеспечить безопасность и свободу его граждан; эта безопасность не должна достигаться ценой свобод и прав человека в государстве.

С года Турция старается продвигать гражданские свободы без угрозы безопасности. Это амбициозная, но, тем не менее, необходимая цель, особенно после событий 11 сентября, когда под угрозой терроризма общей тенденцией было ограничить свободы во благо безопасности.

Отношения Турции с ее соседями сегодня все больше идут по пути сотрудничества. Между Турцией и соседними странами существует развивающаяся экономическая взаимозависимость. Турция учредила встречи стратегического комитета на высоком уровне с Ираком, Грецией и Россией.

Это совместные встречи кабинета, где подробно обсуждаются двусторонние политические, экономические вопросы и вопрос безопасности. Идет подготовка к учреждению таких встреч с Болгарией, Азербайджаном и Украиной, а также другими соседними странами. Торговля Турции с ее соседями и странами региона существенно выросла в последние годы. Третий принцип действия это проактивная и предвосхищающая мирная дипломатия, целью которой является принятие мер до возникновения кризисной ситуации и ее накаливания до критического уровня.

Примеры предкризисной политики Турции включают в себя попытки Турции достичь 72 примирения между суннитами и шиитами в Ираке, между Израилем и Сирией, между Дарфуром и Самоли, сербо-боснийское примирение на Балканах, диалог между Афганистаном и Пакистаном.

Четвертый принцип это приверженность многовекторной внешней политике. Отношения Турции с другими мировыми акторами нацелены на то, чтобы дополнять друг друга, а не конкурировать. Такая политика прослеживается в турецких стратегических отношениях с США через двусторонние стратегические связи двух стран и через НАТО. Это включает в себя процесс интеграции в ЕС, проведение скоординированной политики в Евразии, политику добрососедства с Россией и другими странами региона как неотъемлемые части последовательной внешней политики Турции, которые служат дополнением друг к другу.

Это значит, что хорошие отношения с соседними странами не являются альтернативой отношениям с ЕС, а партнерство с США не противоречит партнерству с Россией. Пятый принцип основывается на ритмичной дипломатии, которая стремится обеспечить Турции более активную роль в международных отношениях.

Этот принцип подразумевает активное вовлечение все международные организации по всем вопросам мировой и международной важности. Турция здесь выступает как активный участник глобального порядка в культурном, экономическом, политическом смысле. Это страна, имеющая отношения по всему миру, со всеми международными организациями.

Турция создала Совет тюркоязычных государств, она входит в ООН, в G, в Альянс цивилизаций и является страной-наблюдателем в АСЕАН, стратегической страной для диалога с Лигой арабских государств, с Советом по сотрудничеству стран Персидского залива, с Африканским союзом. Турция также запустила новые дипломатические инициативы, открыв 15 посольств в Африке и 2 в Латинской Америке, и к тому же она является государством, подписавшим Киотский протокол.

Турции удалось существенно сгладить проблемы в отношениях с соседними странами. Делая упор в межгосударственных отношениях прежде всего на взаимовыгодное экономическое сотрудничество, а также налаживая культурные связи, Турция закрепила за собой статус страны, действующей посредством мягкой силы.

Турецкий премьер-министр Реджеп Эрдоган стал заметной фигурой на мировом политическом поле. Популярность этого политика и уважение Научный отдел. Концепция внешней политики Турции Ахмета Давутоглу Всеобщая история и международные отношения к нему выросли по многим причинам: Улучшается как внешнее, так и внутреннее положение Турции: О Давутоглу СМИ пишут как о влиятельном политике.

В году он занял седьмое место в составленном журналом Foreign Policy рейтинге мировых мыслителей 14, а в году Давутоглу вошел в сотню самых влиятельных людей планеты по версии журнала Time Благодаря Давутоглу Турция сформулировала внешнеполитическое видение, основанное на более глубоком понимании реалий нового века, так как она действует в соответствии со своей исторической ролью и географическим положением.

В этом смысле ориентация Турции на стратегический союз с Западом остается полностью совместимой с участием Турции, среди прочего, в мирном процессе в Ираке, Иране, на Кавказе, Ближнем Востоке и Афганистане В качестве основы всему Турция рассматривает развитие и укрепление демократии. Второй составляющей является достижение экономической стабильности путем взаимовыгодного сотрудничества.

И третьей проведение активной внешней политики. Ахмет Давутоглу описывает свое видение Турции к году празднование столетия Турецкой Республики следующим образом: Не только в стратегических вопросах, а как стратегическая страна мы будем более активными в вопросах прав человека, окружающей среды, в социальных вопросах бедности и процветания.

Мы хотим, чтобы не было разногласий, была демократия, свободная экономика и дух интеграции вместо великих китайских стен между странами. Мы хотим иметь один интегрированный регион на основе политического диалога, на основе общего понимания общей безопасности, мультикультурализма, многоконфессионального характера общества.

Это наше видение на Ближнем Востоке, на Кавказе, на Балканах. Мы хотим добиться этого в ближайшие лет. Мы надеемся, что этот стратегический пояс стабильности, процветания и безопасности будет создан вокруг Турции. В настоящий момент заявленная стратегическая цель может выглядеть несколько претенциозной, но следует принять во внимание результаты, которых достигла Турция всего за несколько лет активной региональной политики. Серьезным препятствием могут стать экономические и внутриполитические проблемы, однако Турция не единственная страна из состава G, сталкивающаяся с подобными трудностями.

Тем более что наличие четкой стратегии и политической воли у высшего руководства страны является важным фактором для достижения данной цели За последнее десятилетие диапазон возможностей и границы свободы действия Анкары явно расширились. При этом вопрос, насколько страна остается в русле прозападной ориентации, встает все острее Относительно споров по этому поводу А. Но при этом он отметил, что западные страны совершают большую ошибку, продолжая воспринимать Турецкое государство в рамках своих внешнеполитических целей.

Это говорит о том, что Турция, наконец, откровенно и на высоком уровне в предельно ясной форме заявила, что теперь эта страна не может рассматриваться в качестве объекта влияния со стороны западных стран, особенно США. По его мнению, Турция уже не та страна, которую можно использовать в целях реализации своих стратегических задач, а государство со своими собственными внешнеполитическими амбициями, действия которого направлены не против и не в интересах отдельной страны или даже группы стран, где преследуют, прежде всего, свои национальные интересы Давутоглу, это становится возможным благодаря поэтапному превращению Турции в страну, в последнее время принимающую все более активное участие в европейских делах путем выработанной турецкими властями адекватной внешнеполитической стратегии Очевидно, что Анкара уже не хочет быть просто фланговой страной, что было характерно для времен холодной войны.

Она однозначно стремится стать центром Евразии, который способен определять развитие региона. Не исключено, что в тактическом смысле это соответствует и интересам Запада. Там разделяют мнение, что после войны в Ираке Турция занимает центральное место в мире новых геополитических и стратеги-