Введение в объективистскую эпистемологию Айн Рэнд

У нас вы можете скачать книгу Введение в объективистскую эпистемологию Айн Рэнд в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Эта книга Айн Рэнд - изложение объективистской теории понятий. Айн Рэнд предложила чрезвычайно смелое и оригинальное решение проблемы универсалий, которое существенно повлияло на развитие современной философии.

Яркий и страстный стиль изложения делает философскую книгу Айн Рэнд не менее интересной, чем иной бестселлер со стремительно развивающимся сюжетом. Блестяще аргументированная работа Айн Рэнд дополнена выдержками из ее необычных семинаров по объективистской эпистемологии.

В них участвовали философы, физики, математики, которые задавали Айн Рэнд вопросы, касающиеся ее теории понятий. Нам предоставлена редкая возможность следить за логикой рассуждений автора в живой дискуссии, в стремительном вихре дебатов, "слышать" живой голос Айн Рэнд. Это издание представляет собой перевод книги Айн Рэнд" Introduction to objectivist epistemology". Купить за руб в Лабиринте. Айн Рэнд Ayn Rand Имя при рождении: Санкт-Петербург , Российская империя. Ayn Rand ; урожд.

Алиса Зиновьевна Розенбаум транскрипция: Изучала философию и литературу в Петроградском государственном университете. В году получила визу для поездки на учёбу в США. На Западе её имя пользуется широкой известностью, как создательницы философии объективизма , основанного на принципах разума , индивидуализма , разумного эгоизма и являющегося интеллектуальным обоснованием капиталистических ценностей в противовес популярному в то время социализму.

В своих политических убеждениях Рэнд защищала неограниченный минархизм, и считала единственной правомерной функцией государства защиту прав человека в том числе прав собственности. Рэнд, Айн Другие книги схожей тематики: Введение в объективистскую эпистемологию Эта книга Айн Рэнд - изложение объективистской теории понятий. Причина этого в том, что в их сознании реальность и язык безнадежно разделены, а потому то, что кажется им внутренними законами языка, не может быть, на их взгляд, приложено к реальности.

На самом же деле, у нас нет свидетельств в пользу существования иной реальности, кроме той, что дана нам в языке. Более того, таких свидетельств не может быть — ведь наша способность их обнаружить подразумевает способность их описать, что автоматически вводит их в пределы языковой реальности. Айн Рэнд выделяла три основные аксиомы. Действительно, бытие по определению существует. Кроме того, все, что существует, есть бытие. Любое наша высказывание — это высказывание о чем-то, любая наша мысль — это мысль о чем-то.

Потому любая наша мысль подразумевает, что что-то существует, следовательно, любая наша мысль опирается на эту предпосылку. Таким образом, подтверждается ее аксиоматический статус. Таким образом, вероятность того, что мы являемся мозгами в банках или пленниками Матрицы, не представляет для Объективизма проблемы. Мне приходилось видеть, как философы издевались над этой формулировкой как над бессмысленной тавтологией.

Корень этой критики, опять-таки, в непонимании единства мира и языка, которое устанавливается этой формулой. Обе ее части означают одно и то же, но первая часть — это взгляд со стороны мира, вторая — взгляд со стороны языка.

Установление фундаментальной идентичности этих взглядов — это есть необходимая основа любой рациональной картины мира. Любая мысль подразумевает, что есть тот, кто ее думает. Потому предпосылки о существовании сознания избежать невозможно, что делает ее аксиомой.

Но между подходом Рэнд и Декарта к этой аксиоме есть важное отличие. Декарт считал, что если существование сознания не подлежит сомнению, то вот уже в существовании внешнего мира можно сомневаться и оно уже требует доказательств. Рэнд же считала сомнение в существовании внешнего мира столь же абсурдным, сколь и сомнение в существовании сознания.

Сознание должно сознавать нечто. Оно не может существовать без бытия. Потому в философском смысле бытие не только необходимо существует, но и первично по отношению к сознанию. Сознание — лишь способность воспринимать бытие и не более того. Смысл данной аксиомы в том, что каждая вещь тождественна самой себе.

То есть, здесь опять тот же способ использования тавтологии, что и в первой аксиоме — части тавтологии фиксируют взгляд со стороны бытия и взгляд со стороны реальности соответственно. Любое описание — это всегда описание вещи как отличной от других вещей, а значит обладающей конечными атрибутами. То есть, если первая аксиома говорит, что что-то существует, то третья говорит, что все, что существует, является чем-то.

Иное предположение сделало бы невозможным мышление и разговор, потому что тогда одна мысль ничем бы не отличалась от другой. И если вы, например, попробуете отрицать эту аксиому, то обнаружите, что, отрицая, предполагаете, что ваша позиция как-то отличается от моей.

Что уже означает, что вы приняли аксиому тождества. На аксиоме тождества строится рэндианский аргумент против бытия бога. Бог по определению не обладает конечными атрибутами, а его природа по определению непознаваема для человеческого разума — то есть, Бог неописуем, а следовательно, не обладает тождеством.

Следовательно, он не может существовать разумеется, религиозный человек проигнорирует этот тезис как бессмысленную игру словами. Это завершает изложение метафизики Айн Рэнд в ее самом общем виде. Теперь следует показать, как именно она предполагает либеральный взгляд на политическое устройство общество и как ее отрицание опосредует нелиберальный взгляд.

Айн Рэнд выводила индивидуальные права из закона тождества. Если кратко, то этот вывод выглядит следующим образом: Далее, из закона тождества также следует, что государство имеет определенную природу — оно является аппаратом насилия.

И в качестве такового неспособно к созидательной деятельности, но способно только к разрушению. Потому государство не может использоваться для осуществления таких функций как, например, регулирование экономики или социальное обеспечение.

Прежде чем перейти к рассказу о том, как именно нелиберальные идеи подразумевают нарушение закона тождества, хотел бы указать на одно специфическое разграничение.

На законе тождества строится вся человеческая логика, и любые логические ошибки сводятся, в конечном итоге, к нарушения закона тождества. То есть, логическая ошибка — это когда в каком-то месте рассуждений человек говорит, что вещь не является самой собой. Можно заметить, что в этом контексте очень легко можно очень легко связать закон тождества и либерализм. В самом деле, если либерализм — истинная система взглядов, то ее отрицание заключает в себе логические ошибки, а следовательно, и отрицание закона тождества.

И наоборот, если, опять-таки, либерализм истинен, то последовательное соблюдение закона тождества непременно приведет нас к либерализму. Это все, конечно, верно, но не совсем то, о чем я хочу сказать. Описанная ситуация — это нарушение закона тождества, которое может быть, а может не быть намеренным. Можно себе представить честного мыслителя, который понимает значимость закона тождества и старается следовать ему, но все равно делает ошибку.

Для нас здесь интересен не этот случай, а отрицание или игнорирование закона тождества — то есть, случай, когда человек либо явно отрицает закон тождества, либо не имеет желания выяснять, в какой степени его идеи этому закону соответствуют, то есть, избегает его. Отрицание закона тождества характерно для магического и религиозного взгляда на мир.

В рамках этого взгляда в мире существуют сверхъестественные силы, способные изменять природу вещей, делать из А не-А и, таким образом, привносить в реальность противоречия. Эти сверхъестественные силы могут иметь божественный характер, но могут быть и секуляризированы, что особенно актуально в наше время. Государство всеобщего благосостояния является типичным примером такой секуляризированной сверхъестественной силы. В самом деле, в современном обществе широко распространено представление, что такое государство может предоставить своим гражданам целый ряд благ, но при этом тщательно избегается вопрос о том, каким образом оно сможет это сделать, если по природе своей не способно ничего производить.

Тот простой, казалось бы, факт, что эти блага непременно производятся за счет инвестиций, а потому в долгом периоде их распределение непременно приводит к падению общего уровня благосостояния, тщательно игнорируется. Причина этого игнорирования — в непонимании закона тождества, либо в сознательном отказе от его последовательного применения.

Одним из ярчайших примеров отрицания закона тождества является концепция так называемой позитивной свободы. Но это право никак не выводится из человеческой природы. Человек не обладает сверхъестественными способностями, потому не может получить все эти вещи автоматически. Он может их заработать и может получить в дар от других — и об этих правах, действительно, можно говорить. Но лишь сверхъестественные силы могут обеспечить ему позитивную свободу.

В рамках этой теории объявляется, что люди, честно нажившие свое имущество, на самом деле не нажили его. Обратите внимание — Роулз совершенно обходит вопрос о том, а что, собственно, остается от человека без этих качеств? В чем природа этого странного существа? Что есть человек без каких-либо знаний о себе и своих обстоятельствах?

Для постановки этих вопросов требуется твердое понимание закона тождества, а именно, что человек есть человек и в качестве такового с необходимостью обладает всем необходимым набором материальных и духовных качеств. Отрывать его от этих атрибутов, разделять человека и его природу — это фатальная методологическая ошибка. Фактически Роулз утверждает, что человек существует, но при этом ничем не является.

Взгляды Роулза — это метафизическая атака на либерализм и противостоять ей можно только метафизическими методами. А именно — путем признания аксиомы тождества и последовательного ее применения. На несколько более высоком уровне абстракции можно говорить о связи закона тождества с либерализмом в том смысле, что это закон благосклонной вселенной. Под этим имеется в виду, что вселенная, в которой наблюдается устанавливаемая законом тождества симметрия разума и реальности, предоставляет человеку возможность для выживания и процветания.

То есть, законы этой вселенной познаваемы, происходящие в ней процессы предсказуемы, что позволяет адаптироваться под нее и адаптировать ее под себя. Но благосклонность вселенной является необходимой посылкой либерализма, необходимым условием для возникновения общественного сотрудничества, прав человека и личной ответственности.

Во вселенной, где не работает закон тождества, никакое производство и долгосрочное планирование невозможны, так как человек не может даже приблизительно предвидеть результаты своих действий. В такой вселенной способом выживания является не созидание, но грабеж, преследование не долгосрочной выгоды, но краткосрочной.

Либерализм в таком мире невозможен. Тоталитарные государства всегда стремятся воспроизвести эту иррациональную метафизику. Человеческая судьба в них является игрушкой таинственных, недоступных рациональному объяснению сил - один и тот же человек с одинаковой вероятностью может попасть в концлагерь, а может быть объявлен героем социалистического труда, зачастую совершенно независимо от характера его действий. Реальность в условиях тоталитаризма уступает место хаосу, становилась зыбкой и непредсказуемой.

Не случайно приходу Гитлера к власти в Германии предшествовал расцвет иррационального искусства. Нацистам не нужно было придумывать концлагеря — достаточно было посмотреть, например, на картины экспрессионистов. Теперь я бы хотел перейти к характеристике рэндианской эпистемологии и к тому, как она связана с либеральной идеей.

Айн Рэнд утверждала, что разум — единственный доступный человеку эпистемологический метод. Единственность метода можно доказать следующим образом. Если вы утверждаете, что у вас, помимо разума, есть некий иной метод познания например, вера , то вам требуется некая процедура, определяющая, каким методом в каких случаях вы пользуетесь.

Очевидно, что эта процедура, определяя сферу ответственности каждого из методов, и будет, в конечном итоге, определять содержание вашего сознания. Таким образом, именно она будет вашим единственным эпистемологическим методом.

Человек, отрицающий разум, все равно должен чем-то руководствоваться в своих действиях. Он не может жить и быть абсолютным скептиком. Если человек отвергает разум, то единственные оставшиеся ему альтернативы — это вера и эмоции. Здесь я не буду обсуждать адекватность этих альтернатив. Вместо этого укажу на одно чисто практическое соображение, которое весьма актуально в свете тематики доклада.

Оно заключается в том, что вера и эмоции всегда строго индивидуальны. Их нельзя сообщить другому человеку так, как можно сообщить логические построения. И потому они не могут служить адекватной основой для общественного сотрудничества.

Когда человек обнаруживает, что не имеет инструментов, чтобы убедить других людей во взглядах, в истинности которых он совершенно убежден, что не может убедить их отказаться от того поведения, которое кажется ему неправильным, естественным для него ответом на этот вызов будет использование физической силы. Таким образом, любое общество, основанное на эмоциях или вере, оказывается в положении войны всех против всех.

Либерализм, в основе которого лежит идея мира, в таком обществе невозможен. Таким образом, разум как доминирующий в культуре эпистемологический метод является необходимым условием для построения либерального общества. Философия Айн Рэнд является необходимым условием для торжества разума, так как только в ее рамках существует последовательный и аргумент в пользу его истинности его выводов.

Айн Рэнд предложила оригинальное решение так называемой проблемы универсалий, которая с платоновских времен препятствовала любой последовательной апологии рациональности. Проблема универсалий — это проблема природы абстрактного знания. Для полного ее понимания следует опять сделать экскурс в историю философии. Как только в Древней Греции зародилась философия, философы сразу же столкнулись с фундаментальной проблемой.

Было совершенно непонятно, как совместить два неоспоримых эмпирических факта. С одной стороны, было замечено, что люди могут обладать определенным объективным знанием о мире; с другой стороны, было замечено, что мир постоянно меняется. Досократики безуспешно бились над этой проблемой. Было создано два крайних вырожденных решения - Парменида и Гераклита.