Сергей довлатов игорь ефимов эпистолярный роман скачать

У нас вы можете скачать книгу сергей довлатов игорь ефимов эпистолярный роман скачать в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Это почти все наши деньги. Лишь бы добраться благополучно. Я купил за шиллингов неисправный магнитофон. Я знаю, как вы перегружены. У меня в одном старом рассказе учительница спрашивает у двоечника: Я вам буду задавать такие же вопросы. Чтобы отвечать, если найдете время, совсем коротко. Выслать, привезти, взять себе? Есть энтузиасты, хотят написать. Скажите ему, что мы улетаем го. Если не успеет ответить, я дам о себе знать из Нью-Йорка. Должен ли я что-нибудь написать Карлу, поблагодарить? Привет вашей бабушке и дочкам.

Карлу и его жене. Посылаю вам рецензию на Уфлянда. Или что-то в этом роде. А может, и то и другое. Короче, опытный Володя сам решит. Филолог Агаджанова что-то пишет. В качестве не уверен. Я ей посоветовал держаться ближе к обзору. Ответили через два с половиной месяца. С чем-то он рассказ перекликается. Ответ на другой стороне. С Володиной затеей я уже примирился. И уже не возражаю. Если Игорь да Леша не против.

Хотя по-прежнему боюсь выходить за рамки литературы. Я перед ним в безнадежном долгу. И рассказы мои он всем навязывал. И копий мне наделал. И с книжкой, я уверен, нажимал. Насколько я догадываюсь, Проффер ею восхищался умеренно.

Как и одноименная ресторация. Тем не менее есть в этой затее какая-то неуловимая говнистость. Что-то советское в оттенке жеста. И что эмигрантов всячески рекламируют… Да какому эмигранту снилась популярность Аксенова и Вознесенского? Как раз заметна дискриминация противоположная.

Об этом часто говорят Марамзин и Делоне. Может быть, даже какой-то новый рубеж смелости. Это, в лучшем случае, усовершенствованое сальто-мартале недомолвок и аллюзий. Тут из Германии по радио выступал Окуджава. Взрослый мужчина невнятно бубнил о красотах Баварии. Это ли не рабство и галера? На душе у меня просто жутко. Подробностей касаться не следует. Итак я обегал весь город.

Совершенно уподобился Федору Павл. Но все равно очень тяжело и больно. Давно я так не мучился. С Аськиных [Пекуровская первая жена Довлатова] времен.

Вроде бы, от горя человек становится лучше. И это, кажется, тоже пошлость. Простите меня за ненужную откровенность. Но я вас всех очень люблю и очень без вас скучаю. Какие-то безымянные писатели Любин, Заяц, Скачинский хотят меня туда втянуть.

Вероятно, буду халтурить на радио Liberty. И пытаться закончить ремесленные курсы. Есть курсы механического рисования, что-то вроде дизайна. Катя переводит мне фильмы с телевизора. В принципе мы ищем квартиру. Но бандероль вашу я успею получить. Бурихин уехал в Германию. Адреса его не знаю. Мне очень стыдно за то письмо. Не принимайте к сведению. Жизнь пока в тумане.

Немного выступаю, почти бесплатно. Мне очень симпатизирует Поповский. Он здесь единственный серьезный человек. Да, заработал долларов на радио. И какой-то дурацкий рисунок. Если полагаются мне дополнительно экземпляры, шлите сюда, во Flashing. Марина, Вашу рецензию охотно напечатает Седых. Потребуйте у Марамзина четкого ответа. Журналы бесплатно и долго. Объясните мне такую вещь. Ни денег, ни престижа. Должен ли я сначала показать Карлу, что у меня есть? Не желают ли мои переводчицы снова мною заняться?

Перевести что-нибудь для амер. Может быть, есть поручения в Нью-Йорке? Как у вас со снабжением шутка. Книжку получил, огромное спасибо. Сразу же перехожу к делу Америка! Я тут дважды выступал. Каждый раз подходили человек тридцать и спрашивали, где можно приобрести мою книжку. Туда и звонить не стали. Нельзя ли обратиться к Карлу с просьбой-предложением? Я получаю экземпляров. Продаю их за 3,5 доллара за штуку. Мне кажется это более важным, чем обиды и переживания близких людей.

Если бы контроль над публикацией писем и дневников Льва Толстого был предоставлен Софье Андреевне, что бы осталось от наследия Толстого? Я очень надеюсь, суд решит в пользу Игоря Захарова.

Если победит Елена Довлатова, это дело станет прецедентом для молодой российской юриспруденции, на который будут ссылаться в делах такого рода. Я против того, чтобы подобная практика перекочевала из Америки в Россию. Потому я, сам издатель, и не решился публиковать эту книгу в США, где так строго расписаны правила".

Издатель Захаров нарушил закон - издал бездоговорную книгу. Это главная причина моего обращения в суд. С просьбой разрешить публикацию ко мне издатель не обращался, никаких предложений не делал. Он как-то сказал, что осведомлен о нежелании наследников разрешить публикацию, но, презрев их волю, все-таки издал книгу.

Так что все благородные разговоры о том, что наследники должны что-то получить, по сути заведомое введение в заблуждение. Есть закон, согласно которому письма, как и любые другие тексты, принадлежащие автору, защищены копирайтом - это следует из решений Гаагской конвенции по авторским правам.

Об этом знают все издатели. Советский Союз подписал Гаагскую конвенцию, ее положения действуют и в России. Новый сборник российских законов включает и статью о копирайте. Лет 15 назад срок обладания правами был продлен с 25 до 50 лет, а в некоторых случаях и дольше. Издатель это прекрасно знал, как знал и то, что наследники Довлатова против публикации переписки. Он сознательно пошел на нарушение, какие еще могут быть вопросы? Кроме того, против публикации своих писем был и сам Довлатов, о чем он не раз говорил и мне, и своим друзьям.

Мало того, существует его воля, выраженная в завещании. Именно следуя его пожеланиям, я и отреагировала таким образом на издание его переписки. У меня есть этот документ, и он будет представлен суду. Если же говорить о каких-то возможных сроках публикации писем Довлатова, то должно пройти достаточно времени, чтобы события и имена превратились из фактов жизни в факты истории и литературы.

Иначе письма могут задеть еще живущих людей. На 5 ноября назначено первое заседание суда. Сама я в Москву не приеду, возможно, приедет дочь, но мои интересы будут представлять адвокаты. Издатель Захаров сознательно пошел на нарушение закона, значит, он должен быть наказан. Что касается суммы компенсации, то пока я не хочу ее называть".

Ирина Богат, директор издательства "Захаров": Игорь Ефимов составил эту книгу и предложил ее нескольким издательствам. Все хотели ее издать, но когда выяснили позицию Елены Довлатовой, испугались и отказались. В результате переписка года два пролежала без толку. Предложив нам ее напечатать, Ефимов предупредил, что Лена Довлатова от этой затеи не в восторге. Мы попросили прислать нам текст и, когда прочитали его, поняли, что не опубликовать его просто невозможно.

Ефимов вел с Довлатовой продолжительные переговоры, уговаривал дать согласие. Встречных условий со стороны госпожи Довлатовой не поступило - она сразу сказала, что категорически против издания в том виде, в каком это предлагал Ефимов. Если бы в тексте были произведены кое-какие купюры, ее позиция была бы мягче.

Эти купюры могли быть связаны с высказываниями о некоторых из ныне живущих людей и о ней самой, но утверждать это не берусь. На мой взгляд, книга совершенно безобидная, Довлатов в ней никого не оскорбил. Я знаю, что у Ефимова с Довлатовой не очень хорошие отношения, но причем здесь Довлатов?

Госпоже Довлатовой был через Игоря Ефимова предложен гонорар, но ответа на предложение не последовало. И мы сознательно пошли на риск. Я считаю, что со стороны госпожи Довлатовой это дело имеет совершенно непристойный характер.

Книга вышла почти два года назад тиражом 15 тысяч экземпляров, весь тираж распродан. Свои претензии к нам Елена оценила в 26 тысяч долларов. Это 10 процентов с каждого проданного экземпляра - столько получают все наши авторы и вообще все авторы у нас в стране. В ситуациях с перепиской гонорар, как правило, делится между авторами поровну. Ефимов, когда мы заключали с ним договор, сразу же отказался от своих 50 процентов и сказал, что всю сумму полностью передает Довлатовой.

Ее деньги и по сей день лежат у меня в сейфе. Госпожа Довлатова решила поднять вокруг всего этого шум - она не только жалуется на нарушение прав, но и обвиняет нас в надругательстве над самим Довлатовым, поскольку в тексте, на ее взгляд, есть какие-то подтасовки. Все это детские игры на лужайке, на мой взгляд, совершенно непристойные по отношению к памяти писателя.

Это же чисто денежный вопрос. Если бы Елена Довлатова была действительно возмущена самим фактом появления книги, она бы подала в суд сразу. Мы и рассчитывали на то, что она сделает это сразу. Прошел год после выхода книги в свет, накаких претензий со стороны Довлатовой не было, и мы решили, что она отнеслась к нашей идее с пониманием.

Я хорошо о ней подумала, и зря. В общем, ничего необычного. Русским писателям всегда не везло на жен. Многие уважаемые люди, которые скептически относились к Сергею Довлатову, в том числе известные литераторы, звонили и присылали нам письма, в которых признавались в том, что, прочитав книгу, пересмотрели свое отношение к Довлатову.

Довлатов в ней - трагическая фигура. Я передавала госпоже Довлатовой , что книгу приняли очень хорошо, многим ее знакомым книга очень понравилась, и зря она так волновалась. Но это не помогло. Завещания Сергея Довлатова, в котором якобы написано о том, что эту переписку не надо публиковать, пока не видели ни мы, ни Ефимов. По закону письма принадлежат тому, кто их написал. Права на них переходят наследникам. У Довлатова было несколько жен и много детей.

Если завещания не было, то все они обладают равными долями в его наследстве. Нужно смотреть документы, а я их пока не видела.